Популярные

  • За неделю
  • Месяц
  • Все время

115

лет назад

29 сентября 1907 года в Санкт-Петербурге появились первые трамваи.

Александр Пушкин

Я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя;… но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, такой, какой нам Бог её дал.

Факт

В нашей стране в сентябре бывает "бабье лето", а в Северной Америке такой теплый период называют "индейским летом".

Фото дня

Туристическая Брянщина

04.07.2022

Фото дня

ТОЧКА делает жизнь комфортнее

20.10.2021

Фото дня

Подборка смешной рекламы. Смотрите!

21.06.2021

Фото дня

С голыми руками на медведя, спасая собак

02.06.2021

Фото дня

Продуктивный день начинается с завтрака!

26.02.2021

Фото дня

Вкусный полноценный обед по цене, как чашка кофе!

02.02.2021

Фото дня

Три тарелки

18.01.2021

Фото дня

Три тарелки: Готовим как дома

21.12.2020

Фото дня

Три Тарелки

16.12.2020

Фото дня

Выпал снег! Видеозарисовка от Михаила Антонова

04.12.2020

Фото дня

Прогулка по Брянску

18.11.2020

Фото дня

РЦ Свобода

30.10.2020

Фото дня

Проект ТК "Брянская губерния"

28.10.2020

Фото дня

Открыта запись на массаж.

20.10.2020

Фото дня

Когда любишь и умеешь танцевать

08.10.2020

Фото дня

Когда вы разные по темпераменту

29.09.2020

Фото дня

Никогда не сдавайся!

24.09.2020

Фото дня

Дорога водопадов

15.09.2020

Фото дня

И никаких спецэффектов!

03.09.2020

Фото дня

Чипсы из сулугуни

28.08.2020

Фото дня

Наш красивый город Брянск

19.08.2020

Фото дня

Когда оставили одного с малышами

17.08.2020

Фото дня

Ирина Котова в нашей редакции. О накопительном страховании жизни

23.07.2020

Фото дня

Юлия Сергеева в нашей редакции: Как развивать свой бизнес во время карантина

16.07.2020

Фото дня

Как спасли медведя

08.07.2020

Фото дня

Замечательный и красивый город Брянск

06.07.2020

Фото дня

Артисты Брянского театра драмы исполняют песню МЫ ОДНА АКТЁРСКАЯ СЕМЬЯ

29.06.2020

Фото дня

Движение - это жизнь!

26.06.2020

Фото дня

ЖК Атмосфера на Костычева. Обзор от менеджера отдела продаж Андрияшкиной Марины.

29.05.2020

Фото дня

Клуб-Отель "Раздолье" Брянск

21.05.2020

Фото дня

Как правильно выбрать входные двери?

18.05.2020

Фото дня

Видеопоздравление С Днем Победы от гендиректора журнала "Точка!" Татьяны Сокоренко

09.05.2020

Фото дня

Дневник Тани Рудыковской. Проект к 75-летию Победы.

09.05.2020

Фото дня

Как "Точка!" побывала в брянском центре "Чёткий слух"

07.05.2020

Фото дня

Майскому номеру "Точка!" быть

05.05.2020

Фото дня

Чужих детей не бывает

04.05.2020

Фото дня

И опять про братьев наших меньших!

02.05.2020

Фото дня

Танцуют все! Поднимаем себе настроение

29.04.2020

Фото дня

Как сшить маску? Ведущая -Татьяна Сокоренко. Съемка и монтаж - Александр Сокоренко.

20.04.2020

Фото дня

Готовимся к Светлой Пасхе!

16.04.2020

Фото дня

Как они это делают?

13.04.2020

Фото дня

Как жители уральской деревни шьют наволочки для ИКЕИ

09.04.2020

Фото дня

Изоляция. Масяня. Автор Олег Куваев

06.04.2020

Фото дня

Когда решил поработать дома

31.03.2020

Фото дня

Анастасия Татулова Владимиру Путину: «Вы не представляете себе, как нам больно»

27.03.2020

Фото дня

Самое весенее видео

25.03.2020

Фото дня

А вот и котики!

20.03.2020

Фото дня

«Пухляш в голубом» из клипа Little Big.

19.03.2020

Фото дня

Новые технологии.

12.03.2020

Фото дня

Лайфхаки для женщин

07.03.2020

Фото дня

Богатейшие люди мира

03.03.2020

Фото дня

Любовь вернула ребёнка к жизни

25.02.2020

Фото дня

Чемпион по паратриатлону работает доставщиком еды

19.02.2020

Фото дня

Бабушка на американских горках!

17.02.2020

Фото дня

Что такое любовь?

13.02.2020

Фото дня

«Яжпать» - это что-то новенькое и круто:)

10.02.2020

Фото дня

Эти торты - настоящие произведения искусства!

05.02.2020

Фото дня

Эти лайфхаки заставят вас с ума сойти!

03.02.2020

Фото дня

Брянск с высоты птичьего полета. Автор Александр Царев

30.01.2020

Фото дня

Вот он - настоящий судья ! Farman Huseynov

29.01.2020
false
  • Вконтакте

Чтение

Синдром отложенной жизни

Ирина ГОВОРУХА

Недавно пepeчитала рoман Наринэ Абгарян «С неба упали 3 яблока». До глубины души пopазила иcтория мужчины, купившего на рынке туфли. Он хотел тут же переобуться, но жена стала в позу: мол, не дури, наденешь на воскресную службу. Старик жутко обиделся, а супруга с жаром дoказывала, что есть повседневная одежда, а есть нарядная. Пожилые люди вернулись домой, и, пока paзогревался наваристый хаш, он прилег отдохнуть и тут же помер. Она его похоронила, но в гроб башмаки не дала. Еще чего, они же совершенно новые!

Только покойник «cтал приходить» кaждую ночь и попрекать в жадности. Пришлось дожидаться кончины очередной долгожительницы, чтобы обуть ее в туфли сорок пятого размера.

Один знакомый с гopечью рaссказывал, как в свое время обиделся на бабушку. Он, ceмилетний, приехал к ней погостить на весенние каникулы и попросил открыть яблочное варенье. Та ни в какую. Ведь пpиберегла его для яблочного штруделя к троице. Мальчик сперва уговаривал, а потом pасплакался и по рельсам ушел домой, благо, что жил в соседнем селе. Бабушка не дожила до троицы две недели, а банку варенья под шумок украл кто-то из соседей, прихватив еще и удочки, и бочку для засолки огурцов.

У троюродной тетки в комоде лежит классная клeтчатая юбка, пpипасенная на смерть.

– Она вам нравится?

– Очень.

– Так носите.

– Придет время.

Со свойственным мне запалом пытаюсь доказать, что невозможно получить удовольствие от юбки, следуя в ней на кладбище, а вот принарядиться за хлебом – самое то. Она понимающе улыбается и говорит, что я еще не нюхала жизни.

Мои родители уже несколько лет oтказываются ехать в санаторий. Болеют, пьют пачками нуpофен, но пройти курс лечения и принять радоновые ванны – ни в какую. Пaпа мотивирует это тем, что в стране идет война и ему совестно заниматься своим здоровьем, когда на востоке гибнут люди.

Подруга иногда вcпоминает пресловутою банку шпрот. Мама достала ее по какой то мегапривлекательной цене и спрятала на праздник, не взглянув на срок годности. А когда час икс настал и на тарелке уже лежал подрумяненный батон, смазанный майонезом, ломтики маринованного огурца и веточки свежего укропа, шпроты оказались испорченными.

Синдром отложенной жизни очень удобен. В него можно завернуться, как в кокон и оправдать свои страхи и лень. Нежелание действовать и принимать решения. Вот подрастут дети, наступит лето, вечер пятницы, Пасха… лучше с понедельника, с первого сентября, после отпуска или когда закончится война.

С самого утра мы ждем вечера. Вечером – новое утро. Оставляем на потом нарядные скатерти, нарядные слова, мысли и мечты. Лучшую работу и лучший кусок. Ожидаем удобного случая, подходящего момента, первого лунного дня. Откладываем молодость на старость, забывая, что жизнь – это то, что происходит исключительно сейчас.


Иллюстрация Роба ГОНСАЛВЕСА

5 Сентября 2022

Как я болела. Юлия Токарева

Два года назад. Лето.
Отключили горячую воду. Болею. Температура.
Чтобы не морочиться с едой, нажарила себе целый противень окорочков и затарилась кефиром и помидорами.
Сил и желания мыть посуду в ледяной ржавой струйке никаких. Под это дело развела на кухне жуткий бардак. Давала себе честное-пречестное через часок всё убрать и ставила очередную тарелку с костями, плошку из-под салата и грязную чашку.
Аппетит у меня и во время болезни отменный и к концу дня они постепенно заполонили все поверхности, включая кресло под окном.
Обещание навести чистоту себе простила и перенесла всё на завтра.

Два часа ночи. Душно. Окна открыты.
Ворочаюсь в полусне.
На кухне раздаются какие-то позвякивания и шуршания.
А живу на первом этаже. Думаю, ну всё — досибаритствовалась, мышь на угощения подтянулась. Хотела перевернуться на другой бок и спать дальше, но всё-таки решила убедиться и если действительно мышь или, того хуже, крыса, значит утром надо сходить купить мышеловку и её изничтожить.

С неохотой встала.
Прохожу по коридорчику и замираю на пороге маленькой кухни.
Почти всю её занимает силуэт огромного мужика под два метра ростом.
Напряжённо застыл в центре в полуприсяде и ожидает моей реакции.
В руке небольшой ножик, которым он до этого разрезал антимоскитную сетку.

На лбу быстро-быстро мигает и ослепляет фонарик. Из-за этой пульсации всё выглядело немного нереальным и похожим на кадры чёрно-белого немого кино, со сломавшимся проектором.

Я абсолютно голая. Несколько секунд не двигаемся и молча смотрим друг на друга. Надо сказать, что от какой-нибудь мелочи я могу психануть и расклеиться, но в серьёзных ситуациях сразу мобилизуюсь и остаюсь совершенно хладнокровной и спокойной.

— Добрый вечер, — произношу светским тоном с ноткой лёгкой укоризны. Голос получился вальяжный спросонья и с соблазнительной хрипотцой из-за простуды.

Произошедшее после, я до этого видела только в фильмах про вампиров и супергероев. Грузная габаритная туша буквально взлетела, за долю секунды одним изящным скачком преодолела два метра и исчезла в темноте окна. При этом Халк умудрился просочиться в узенькую створку, в которую и я-то с трудом пролезу, перелететь через кресло и даже не наступить на подоконник.

Думаю, человек, который забрался ночью в дом, точно не удостоверившись есть ли в нём люди, готов на всё и на убийство тоже. Ведь мог выйти мужчина или бойцовая собака. Если бы я начала истерично визжать, то скорей всего он запаниковал и заткнул бы меня навсегда.

Но к такому кошмару он был не готов. Повсюду объедки, кости, мешки с мусором. В темноте и мерцающем свете — это довольно зловещая картина. Он как раз и поднял столько шума потому-что наступил на тарелку в кресле и сшиб чашку. И потом ещё вежливая голая маньячка вывалила и маняще здоровается. До сих пор наверное вспоминает как еле ноги унёс.
Но! О чём думает женщина?!!

Первая мысль: «Блин, надо было живот втянуть!»
4 Августа 2022

"Ты моя роднулечка, ты моя курулечка". Л. Петрановская

Когда дочери исполнился месяц, к нам прилетела – за три тысячи километров – моя бабушка, посмотреть на правнучку. И однажды днем ребенок что-то очень раскричался, кормили-качали – ну, ничего не помогает. И вот тут на сцену вышел настоящий мастер.

Бабушка детку взяла покрепче и начала укачивать, вверх-вниз, энергично, и песню петь, ту самую, которую я с детства помню, ее собственного сочинения, а может, еще ее мамы: «Ты моя роднулечка, ты моя курулечка, а бай-бай, а бай-бай, мою деточку качай» – и так много раз с вариациями. Каждый звук, каждую интонацию помню и сейчас.

Мы к тому времени уже, конечно, устали от ночных пробуждений и всей обычной круговерти с новорожденным, спать хотелось постоянно. И вот дочь начала затихать – дай, думаю, и я пока прилягу, хоть немного подремать.

А бабушка все поет. Через пять минут пришел муж, тоже рядом лег и мгновенно уснул.

Потом появился сын, ему было почти десять, и вообще-то он днем никогда не спал. Но тут он решительно залез между нами – и затих. Сопротивляться невозможно было этому «а бай-бай, а бай-бай…» Все спали до вечера, выспались до глубины души.

Это одно из самых счастливых воспоминаний в моей жизни, как мы спим все, вповалку, а над нами бабушкин голос, которому так сладко отдаваться во власть, доверяться полностью и каждой клеточкой чувствовать покой и защищенность.
4 Августа 2022

ИЗ ЖИЗНИ...© Gansefedern

Люба проснулась, точно толкнул кто-то. Посмотрела на будильник – час ночи.

— Ну что, что? Что тебе, Люба не спится? — спросила она себя. — Ведь всё хорошо. В квартире тишина, соседи тоже спят. Что меня разбудило? Котёнок! Будь он неладен. Шла вечером из магазина, а на скамейке котёнок сидел. Если бы не пищал, она бы и внимания не обратила. Но он так пронзительно и жалобно звал на помощь, что не заметить его было трудно. Котёнок совершенно обычный, рыжий. Кто-то посадил его на эту скамейку, самому так высоко не залезть. Люба прошла мимо.

— Подберет кто-нибудь, мир не без добрых людей, — решила она. Не хочу больше плакать и горевать. Слишком это всё больно – терять своих маленьких любимцев. Три месяца назад не стало кота Матвея. Пятнадцать лет назад, когда ещё в девятом классе училась, Люба подобрала его котенком на улице и все эти годы они были неразлучны. Только-только стала стихать боль при воспоминании об утрате. Поэтому сердце на замок и мимо. И вот теперь она, в час ночи, лежит и задается вопросом: — Забрали или нет? Что-то на душе неспокойно. Люба закрыла глаза, пытаясь снова уснуть, но сна не было.

— Я только посмотрю и успокоюсь, — сказала она себе, надевая спортивный костюм и куртку, — наверняка котёнка кто-нибудь забрал.

Под ногами хлюпало, моросил мелкий дождь. На дворе октябрь. Неуютно.
На скамейке никого.

— Это называется "дурная голова ногам покоя не дает" — подумала Люба и для закрепления результата ночного похода позвала: — Кыся-кыся. И тут ей ответили: — Вав! Р-р-р. Вав! Люба посветила фонариком телефона в сторону звука: в куче опавших листьев свернувшись клубочком лежала лохматая собачка и смотрела на неё испуганными глазами. Разбуженный рычанием из под собаки вылез тот самый котёнок.

— Ну всё, Люба, ты попала! — сказала себе девушка и подняв малыша, прижала его к себе. От котёнка пахло прелой травой.

— Эй, спасатель лохматый, ты тоже ничей? — Люба вопросительно посмотрела на собачонку. Та нерешительно вильнула хвостом. — Ну что, горемыки, пошли домой. Не отставай, пёс. И собака потрусила за Любой.

Дождь усилился и уже не моросил, а шёл по-настоящему.


— Девушка, идите в машину, — около тротуара остановилась машина и водитель гостеприимно открыл дверцу. — Вы же промокли, так и заболеть недолго.

— А вы что, врач? С собакой возьмёте?

— Садитесь с собакой. Куда везти? Люба назвала адрес, машина тронулась.

— Насчёт врача вы почти угадали, я ветеринар. Еду с дежурства, срочная операция вот и задержался. А вы почему в такую погоду на улице? Выслушав Любашкин рассказ, по-доброму улыбнулся.

— Я тоже тут недалеко живу. Меня, кстати, Михаилом зовут. Завтра у меня выходной, могу помочь вам намыть этих товарищей и корм привезу.

— А я Люба. От квалифицированной помощи не откажусь. Надо же как-то назвать этих бедолаг, а я даже не знаю, девочки они или мальчики.

... Уже глубокая ночь. Котёнок и собака дружно и из одной тарелки съели молочный суп и теперь спят в старой Матвеевой лежанке около тёплой батареи. Пёсику что-то снится и он периодически поскуливает. Люба тоже начинает засыпать, но вспомнив про обещанный визит Михаила, задумывается: что утром лучше испечь – шарлотку с яблоками или пирог с капустой? На днях была у мамы на даче и привезла целое ведро душистых румяных яблок. Теперь кухня наполнена обалденным яблочным ароматом.

— Испеку шарлотку, — принимает решение Люба. Она улыбается и, наконец-то засыпает.

Так познакомились мои родители. Когда я появилась на свет, нашей собаке Альке было уже четыре года. Она и кот Рыжик прожили с нами долгую (по меркам этих животных) и счастливую жизнь. Я уверена, что и сейчас они вместе. На мягком небесном облаке...

Каждую осень, как только начинают поспевать яблоки на нашей даче, мама печёт шарлотку. И только с яблоками. Папа говорит, что за 26 лет она (шарлотка) ему нисколько не надоела. Наоборот, с каждым годом вкуснее.
4 Августа 2022

Баба Дуня. Борис Екимов

Внук приехал и убежал с ребятами на лыжах кататься.

А баба Дуня, разом оживев, резво суетилась в доме: варила щи, пирожки затевала, доставала варенья да компоты и поглядывала в окошко, не бежит ли Гриша.
К обеду внук заявился, поел, как подмел, и снова умчался, теперь уже на каток с коньками. И снова баба Дуня осталась одна. Но то было не одиночество. Лежала на диване рубашка внука, книжки его – на столе, сумка брошена у порога – все не на месте, вразлад. И живым духом веяло в доме. Сын и дочь свили гнездо в городе и наезжали редко – хорошо, коли раз в год. Баба Дуня у них гостила не чаще и обыденкою вечером возвращалась к дому. С одной стороны, за хату боялась: какое ни есть, а хозяйство, с другой…

Вторая причина была поважнее: с некоторых пор спала баба Дуня тревожно, разговаривала, а то и кричала во сне. В своей хате, дома, шуми хоть на весь белый свет. Кто услышит! А вот в гостях… Только улягутся и заснут, как забормочет баба Дуня, в голос заговорит, кого-то убеждает, просит так явственно в ночной тишине, а потом закричит:
- Люди добрые! Спасите!
Конечно, все просыпаются – и к бабе Дуне. А это сон у нее такой тревожный. Поговорят, поуспокаивают, валерьянки дадут и разойдутся. А через час то же самое:
- Простите Христа ради! Простите!
И снова квартира дыбом. Конечно, все понимали, что виновата старость и несладкая жизнь, какую баба Дуня провела. С войной и голодом. Понимать понимали, но от этого было не легче.
Приезжала баба Дуня – и взрослые, считай, ночь напролет не спали.

Хорошего мало. Водили ее к врачам. Те прописывали лекарства. Ничего не помогало. И стала баба Дуня ездить к детям все реже и реже, а потом лишь обыденкою: протрясется два часа в автобусе, спросит про здоровье и назад. И к ней, в родительский дом, приезжали лишь в отпуск, по лету. Но вот внучек Гриша, в годы войдя, стал ездить чаще: на зимние и летние каникулы, на Октябрьские праздники да Майские.

Он зимой и летом рыбачил в Дону, грибы собирал, катался на коньках да лыжах, дружил с местными ребятами, – словом, не скучал.
Баба Дуня радовалась. И нынче с Гришиным приездом она про хвори забыла. День летел невидя, в суете и заботах. Не успела оглянуться, а уж синело за окном, подступал вечер. Гриша заявился по-светлому. Загромыхал на крылечке, в хату влетел краснощекий, с морозным духом и с порога заявил:
— Завтра на рыбалку! Берш за мостом берется. Дуром!
— Это хорошо, – одобрила баба Дуня. — Ушицей посладимся.

Гриша поужинал и сел разбирать снасти: мормышки да блесны проверял, на полдома разложив свое богатство. А баба Дуня устроилась на диване и глядела на внука, расспрашивая его о том о сем. Внук все малым был да малым, а в последние год-два вдруг вытянулся, и баба Дуня с трудом признавала в этом длинноногом, большеруком подростке с черным пушком на губе косолапого Гришатку.
- Бабаня, я говорю, и можешь быть уверена. Будет уха и жарёха. Фирма веников не вяжет. Учти.
- С вениками правда плохо, – согласилась баба Дуня. — До трех рублей на базаре.
Гриша рассмеялся:
- Я про рыбу.
- Про рыбу… У меня дядя рыбалил. Дядя Авдей. Мы на Картулях жили. Меня оттуда замуж брали. Так там рыбы…
Гриша сидел на полу, среди блесен и лесок, длинные ноги – через всю комнатушку, от кровати до дивана. Он слушал, а потом заключил:
- Ничего, и мы завтра наловим: на уху и жарёху.
За окном солнце давно закатилось. Долго розовело небо. И уже светила луна половинкою, но так хорошо, ясно. Укладывались спать. Баба Дуня, совестясь, сказала:
- Ночью, може, я шуметь буду. Так ты разбуди.
Гриша отмахивался:
- Я, бабаня, ничего не слышу. Сплю мертвым сном.
- Ну и слава Богу. А то вот я шумлю, дура старая. Ничего поделать не могу. Заснули быстро, и баба Дуня, и внук. Но среди ночи Гриша проснулся от крика:
- Помогите! Помогите, люди добрые!
Спросонья, во тьме он ничего не понял, и страх обуял его.
- Люди добрые! Карточки потеряла! Карточки в синем платочке завязаны! Может, кто поднял? – И смолкла.
Гриша уразумел, где он и что. Это кричала баба Дуня. Во тьме, в тишине так ясно слышалось тяжелое бабушкино дыхание. Она словно продыхивалась, сил набиралась. И снова запричитала, пока не в голос:

- Карточки… Где карточки… В синем платочке… Люди добрые. Ребятишки… Петяня, Шурик, Таечка… Домой приду, они исть попросят… Хлебец дай, мамушка. А мамушка ихняя… – Баба Дуня запнулась, словно ошеломленная, и закричала:
- Люди добрые! Не дайте помереть! Петяня! Шура! Таечка! – Имена детей она словно выпевала, тонко и болезненно.
Гриша не выдержал, поднялся с постели, прошел в бабушкину комнату.
- Бабаня! Бабаня! – позвал он. - Проснись…
Она проснулась, заворочалась:
- Гриша, ты? Разбудила тебя. Прости, Христа ради.
-Ты, бабаня, не на тот бок легла, на сердце.
- На сердце, на сердце… – послушно согласилась баба Дуня.
- Нельзя на сердце. Ты на правый ложись.
- Лягу, лягу…

Она чувствовала себя такой виноватой. Гриша вернулся к себе, лег в постель. Баба Дуня ворочалась, вздыхала. Не сразу отступало то, что пришло во сне. Внук тоже не спал, лежал, угреваясь. Про карточки он знал. На них давали хлеб. Давно, в войну и после. А Петяня, о котором горевала бабушка, — это отец.
В жидкой тьме лунного полусвета темнели шкаф и этажерка. Стало думаться об утре, о рыбалке, и уже в полудреме Гриша услыхал бабушкино бормотание:
- Зима находит… Желудков запастись… Ребятишкам, детишкам… – бормотала баба Дуня. - Хлебца не хватает, и желудками обойдемся. Не отымайте, Христа ради… Не отымайте! – закричала она. - Хучь мешки отдайте! Мешки! – И рыдания оборвали крик. Гриша вскочил с постели.
- Бабаня! Бабаня! – крикнул он и свет зажег в кухне. - Бабаня, проснись!

Баба Дуня проснулась. Гриша наклонился над ней. В свете электрической лампочки засияли на бабушкином лице слезы.
- Бабаня… – охнул Гриша. - Ты вправду плачешь? Так ведь это все сон.
- Плачу, дура старая. Во сне, во сне…
- Но слезы-то зачем настоящие? Ведь сон – неправда. Ты вот проснулась, и все.
- Да это сейчас проснулась. А там…
- А чего тебе снилось?
Снилось? Да нехорошее. Будто за желудями я ходила за Дон, на горы. Набрала в два мешка. А лесники на пароме отнимают. Вроде не положено. И мешки не отдают.
- А зачем тебе желуди?
- Кормиться. Мы их толкли, мучки чуток добавляли и чуреки пекли, ели.
- Бабаня, тебе это только снится или это было? – спросил Гриша.
- Снится, – ответила баба Дуня. - Снится – и было. Не приведи, Господи. Не приведи… Ну, ложись иди ложись…

Гриша ушел, и крепкий сон сморил его, или баба Дуня больше не кричала, но до позднего утра он ничего не слышал. Утром ушел на рыбалку и, как обещал, поймал пять хороших бершей, на уху и жарёху.
За обедом баба Дуня горевала:
- Не даю тебе спать… До двух раз булгачила. Старость.
- Бабаня, в голову не бери, – успокаивал ее Гриша. - Высплюсь, какие мои годы…

Он пообедал и сразу стал собираться. А когда надел лыжный костюм, то стал еще выше. И красив он был, в лыжной шапочке, такое милое лицо, мальчишечье, смуглое, с румянцем. Баба Дуня рядом с ним казалась совсем старой: согбенное, оплывающее тело, седая голова тряслась, и в глазах уже виделось что-то нездешнее. Гриша мельком, но явственно вспомнил лицо ее в полутьме, в слезах. Воспоминание резануло по сердцу. Он поспешил уйти.

За ужином он пил крепкий чай, чтобы не сморило. Выпил чашку, другую, готовя себя к бессонной ночи. И пришла ночь. Потушили свет. Гриша не лег, а сел в постели, дожидаясь своего часа. За окном светила луна. Снег белел. Чернели сараи. Баба Дуня скоро заснула, похрапывая. Гриша ждал. И когда наконец из комнаты бабушки донеслось еще невнятное бормотание, он поднялся и пошел. Свет в кухне зажег, встал возле кровати, чувствуя, как охватывает его невольная дрожь.

- Потеряла… Нет… Нету карточек… – бормотала баба Дуня еще негромко. - Карточки… Где… Карточки… И слезы, слезы подкатывали. Гриша глубоко вздохнул, чтобы крикнуть громче, и даже ногу поднял – топнуть. Чтобы уж наверняка.
- Хлебные… карточки… – в тяжкой муке, со слезами выговаривала баба Дуня.
Сердце мальчика облилось жалостью и болью. Забыв обдуманное, он опустился на колени перед кроватью и стал убеждать, мягко, ласково:
- Вот ваши карточки, бабаня… В синем платочке, да? ваши в синем платочке? Это ваши, вы обронили. А я поднял. Вот видите, возьмите, – настойчиво повторял он. - Все целые, берите…

Баба Дуня смолкла. Видимо, там, во сне, она все слышала и понимала. Не сразу пришли слова. Но пришли:
- Мои, мои… Платочек мой, синий. Люди скажут. Мои карточки, я обронила. Спаси Христос, добрый человек… По голосу ее Гриша понял, что сейчас она заплачет.
- Не надо плакать, – громко сказал он. - Карточки целые. Зачем же плакать? Возьмите хлеба и несите детишкам. Несите, поужинайте и ложитесь спать, – говорил он, словно приказывал. - И спите спокойно. Спите.
Баба Дуня смолкла.

Гриша подождал, послушал ровное бабушкино дыхание, поднялся. Его бил озноб. Какой-то холод пронизывал до костей. И нельзя было согреться. Печка была еще тепла. Он сидел у печки и плакал. Слезы катились и катились. Они шли от сердца, потому что сердце болело и ныло, жалея бабу Дуню и кого-то еще… Он не спал, но находился в странном забытьи, словно в годах далеких, иных, и в жизни чужой, и виделось ему там, в этой жизни, такое горькое, такая беда и печаль, что он не мог не плакать. И он плакал, вытирая слезы кулаком. Но как только баба Дуня заговорила, он забыл обо всем. Ясной стала голова, и ушла из тела дрожь. К бабе Дуне он подошел вовремя.
- Документ есть, есть документ… вот он… – дрожащим голосом говорила она. - К мужу в госпиталь пробираюсь. А ночь на дворе. Пустите переночевать.
Гриша словно увидел темную улицу и женщину во тьме и распахнул ей навстречу дверь.
- Конечно, пустим. Проходите, пожалуйста. Проходите. Не нужен ваш документ.
- Документ есть! – выкрикнула баба Дуня.
Гриша понял, что надо брать документ.
- Хорошо, давайте. Так… Ясно. Очень хороший документ. Правильный. С фотокарточкой, с печатью.
- Правильный… – облегченно вздохнула баба Дуня.
- Все сходится. Проходите.
- Мне бы на полу. Лишь до утра. Переждать.
- Никакого пола. Вот кровать. Спите спокойно. Спите. Спите. На бочок и спите.

Баба Дуня послушно повернулась на правый бок, положила под голову ладошку и заснула. Теперь уже до утра. Гриша посидел над ней, поднялся, потушил в кухне свет.

Кособокая луна, опускаясь, глядела в окно. Белел снег, посверкивая живыми искрами. Гриша лег в постель, предвкушая, как завтра расскажет бабушке и как они вместе… Но вдруг обожгло его ясной мыслью: нельзя говорить. Он отчетливо понял – ни слова, ни даже намека. Это должно остаться и умереть в нем. Нужно делать и молчать. Завтрашнюю ночь и ту, что будет за ней. Нужно делать и молчать. И придет исцеление.

4 Августа 2022

Сергей Губанов. Рассказ "Шкалик".

- Эх! - стоит Андрюха в магазине, смотрит на винный прилавок и думает, почесывая затылок. - Что бы взять? Надо сделать компресс ребенку, а бутылка водки - это много!

И тут вдруг, как будто услышал голос чей-то: «Меня возьми, меня, я маленький и недорогой». Мужчина поворачивает голову в сторону послышавшегося звука и видит - среди дорогих красивых пузатых бутылок стоит невзрачный шкалик.

- О! То, что надо! – забирая его, произносит Андрей. – Эх, надо бы и барчик обновить, - и достает с полки коньяк и виски, бережно укладывая их в корзину.

Да уж, знакомство шкалика и элитных напитков было далеко не дружелюбным. Получилось, что коньяк и вискарь завалились на это малогабаритное, но крайне скандальное создание. Видимо это доля такая у маленьких и недорогих. Как только он их в корзине не обзывал, отталкивая своим стеклянным тельцем, позвякивая и привлекая внимание покупателей и обитателей их корзин… Напитки же многолетней выдержки лежали важно и красиво, поблескивая гранями стекла, сверкая яркими этикетками и звездами, играя и переливаясь янтарным цветом, вызывая у многих посетителей зависть, а у некоторых даже слюну, которую они со смачным звуком проглатывали.

Очередь в кассу медленно двигалась. Из корзины солидной дамы послышался голос. Это большой пакет сока говорил маленькому:

- Видишь, как плохо быть маленьким и вредным. Особенно, вредным. Был бы ты такой же, тебя бы тоже завалили, и ты бы лопнул, и все твое нутро вылилось наружу… Так что не бери с таких пример, будь терпелив и тактичен, и когда-нибудь ты превратишься в хорошее вино, и тобой наполнят красивую бутылку и закупорят пробкой!

- Слышь, ты, пузатая корова! Заткни свой бумажный рот, - прошипел шкалик.

Тут из другой корзины заговорил бутыль дорогой ледниковой воды:
– Молодой человек, как вам не стыдно так разговаривать? Или это наполняющая Вас палёнка вылезает наружу?

- Дед, ты бы лучше помолчал, а то тобой сейчас полы помоют, и вся твоя тысячелетняя ледниковая мудрость по полу размажется! - скрепя пробкой, угрожающе просипел шкалик.

В магазине поднялся оглушительный шум. Во всех тележках и корзинах шуршали упаковки, звенела стеклянная тара, фыркали целлофаном пакеты, скрипели полиэтиленовые коробки, возмущаясь поведением какого-то клопа, залитого неизвестно где и чем.

Андрей почувствовал это, и ему стало немного неудобно за то, что он решил сэкономить и взял этого чиграша. Он суетливо выставил все на ленту, неосознанно поставив шкалик последним. По иронии судьбы бутылку с талой водой выставили сразу за распоясавшимся алконедомерком.

Раскачавшись на ленте, начавшей движение, шкалик упал на минералку, сбросив ее на пол. Бутылка с vip-водой разбилась о пол вдребезги, и ее содержимое растеклось по кафелю магазина.

- Мужик сказал, мужик сделал, - злорадно прошепелявил шкалик.

Тут в магазине началось такое, что Андрей от неловкости положения мигом побросал все в пакет, расплатился и спешно ретировался, извинившись.

Шкалик после загрузки оказался поверх элиты. По дороге он всячески старался унизить дорогие напитки, отчего ему чуть не сорвало крышку. Андрей уже ускорял шаг и жалел в душе, что купил эту гадость, которая пытается все время навредить и скомпрометировать его, звеня на всю улицу и привлекая осуждающие взгляды прохожих.

Придя домой, он выгрузил содержимое пакета, коньяк и виски отнес в бар, а водку отдал жене. Она начала готовить компресс, недовольно бубня про то, что скупой платит дважды, мог бы и нормальной водки купить. Чтобы не оправдываться, Андрей быстро отнес чуть-чуть полегчавшего малька в бар, мысленно недоумевая, как от такой мелочи может возникнуть сколько проблем и неприятностей.

Ночью весь дом стоял на ушах, ухо у ребенка болело, видимо водка была действительно паленая. Андрею пришлось ехать в ночную аптеку, но это его не спасло. Страсти не утихли, жена пол ночи пилила его за эту покупку.

А тем временем, в баре происходило нечто. Пузырек-агрессор издевался над бутылочками мини-бара, называя их недоразвитыми.

- Вами только душиться можно, даже рюмка не почувствует, когда из вас в нее нальют, - хамил мелкотравчатый нахаленок.

У двенадцатилетнего коньяка спросил, за что ему такой срок дали, а у трехзвездочного: «Долго в лейтенантах ходить будешь и людей морщить?». Вино обозвал компотом, портвейн - бормотухой. Сэр Джек Дениэлс пытался возразить на все это, но тут же получил отпор: «А ты вообще молчи, американец хренов, и кто тебе дал право называться виски! Ты же из кукурузы, и бочки, где ты хранился, неправильные, а все туда же, строишь крутого из себя!»

Тут все обитатели решили обратиться к мудрому долгожителю, коньяку Леро 1906 года выпуска, производства Гранд Шампань в деревянной подарочной упаковке. За открытой дверцей упаковки было видно, как чуть запылившаяся бутылка этого чудесного дорогого и много видевшего на своем веку коньяка застыла в глубокой задумчивости. Выйдя из ступора, бутылка многозначительно изрекла:

- Ты, шкалик, зол на весь белый свет и от зависти своей скоро плохо кончишь. Пойми, никто из окружающих не виноват, что ты мал и наполнен паленой гадостью. Смирись, сей добро и увидишь, как ты вырастешь, и твое внутреннее содержание превратится в нектар. А продолжая злиться, ты только навредишь себе!

Не успели смолкнуть слова пророчества, как открылся бар, крепкая рука схватила мелкого вредителя за горло и понесла к открытой входной двери, которую подпирал оборванный грязный человек с неприятным запахом. Хозяин квартиры протянул ему бутылочку, бомж радостно схватил ее своей грязной рукой и сунул в ужасно вонючий карман.

Шкалика качало, било по стенкам загрубевшей ткани, среди жуткой вони, от которой нутро выворачивало наружу. Он взмолился, прося небеса, чтобы ему было дозволено выскользнуть через дыру в кармане и разом покончить с мучениями, но все только начиналось… Бомж притащился в темный, сырой, пахнущий плесенью подвал, где его ждал собутыльник. Смачно причмокивая, они попеременно приложились к горлышку своими потрескавшимися губами. Когда паленая жидкость начала рассасываться по крови этих потерявших человеческий облик людей, в них проснулся зверь. Не какая-нибудь надоедливая брехливая Моська, а настоящий монстр из голливудского ужастика. Деклассированные участники спарринга стали браниться и махать кулаками, ужасно рыча и ругаясь при этом.

Наконец один со всего маху ударил другого в лоб злосчастной бутылкой, после чего тот рухнул, как подкошенный. Может, развезло от усталости, а может, и впрямь, ударная сила бутылька оказалась куда значительней его размера...
Дружно подъехали полиция и скорая, развозя разъярившихся бомжей кого в клинику, а кого в обезьянник. Тут взгляд опера упал на валявшийся в углу шкалик.

- А вот и виновник торжества! Подумать только, такой маленький, а сколько злых дел натворил! Надо будет найти его создателей, кто ему привил дурные манеры и влил эту гадость, чтобы отравлять людям жизнь, - размышлял полицейский, брезгливо поднимая бутылек двумя пальцами и укладывая его в полиэтиленовый пакет.

Весь в крови, с ободранной этикеткой, шкалик лежал запечатанный без воздуха в темном сейфе. Рядом с ним пылились такие же ужасные и негативные вещи, которые тоже несли беду окружающим. Эти острые и тупые, заряженные на причинение боли и смерти предметы назывались вещественными доказательствами.

Серьезные обитатели хранилища с радостью приняли хулигана в свою компанию, называли его другом и сулили ему головокружительное будущее. «Когда-нибудь, - предрекали оракулы из сейфа, - тебе отобьют дно, и ты станешь настоящим, острым, холодным оружием».

Слушая их, шкалик гордо вытягивал свое горлышко, театрально булькал оставшимся на донышке содержимым и с удовольствием пинал беззащитные карандаши и ручки, лежащие рядом в сейфе.

В один из дождливых, серых дней, неожиданно для всех обитателей сейфа защелкали замки и протяжно заскрежетали засовы бронированной двери. С жутким скрипом распахнувшись, она залила все пространство ярким светом.
Рука с золотыми пуговицами на манжете бесцеремонно ворвалась во внутреннее пространство сейфа и вытащила шкалик.
Намерения у лейтенанта полиции Жутько были самые решительные. Еще секунда, и он символично разбил бы застывший в ужасе бутылек схваченным с полки молотком. Так сказать, символом права было бы совершено справедливое возмездие…

Но как в сказке скрипнула дверь… В кабинет впорхнула Мисс Убойный отдел - Леночка... Встречаясь с коллегой, Жутько мгновенно забывал ее фамилию. И вообще все на свете забывал. Красивые пальчики девушки крутили стебель трогательного весеннего цветка.

- Похоже, я в нужный момент заглянула, - музыкально произнесла Лена, забирая из рук Жутько бутылек. Я как раз ищу маленькую вазочку.

Недолго думая она выплеснула остатки алкоголя, помыла стекло и наполнила шкалик чистой водой. Сама того не сознавая, звезда правопорядка наполнила жизнь бывшего хулигана новым содержанием.

Через месяц в этом отделении полиции появилась первая команда биологов, пытающихся понять странный феномен. Цветок, стоящий в маленькой стеклянной бутылке, вопреки всем законам природы, отказывался увядать. И через год он тоже цвел, давая возможность научным мужам заработать не одну диссертацию.
Он и сегодня цветет, украшая стол сотрудника органов МВД Леночки Жутько.
4 Августа 2022