Тамара Пронько. Воспоминания о будущем

Тамара Пронько. Воспоминания о будущем

Долгожданный праздник Новый год. Веселье, пожелания нового счастья. Надеяться можно, конечно, и мечтать, да в пору сохранить хотя бы остатки здоровья и старого счастья, а проще сказать воспоминания о нём.

По натуре, я оптимистка, стараюсь не сдаваться ни при каких жизненных ситуациях. Колядки, гадания, мечты и надежды на будущее, а раскинешь карты и ничего нового нет. Пустые хлопоты, бумажные интересы, ЖКХ, муниципальных служб, налоговых – крестовые казенные вальты. Где Вы благородные короли? Принцев не искала, хрустальных туфелек никто не дарил, а с сапогами всегда были проблемы.

Достигнув ягодного срока, когда дети уже выросли, а внуки ещё не появились, пересматривая альбомы с фотографиями обнаружила, что после свадебных у меня остались только фотокарточки на документы. Двадцать лет из моей жизни как-то выпали.

Замкнутый круг повседневных забот о других, стирка, уборка, еда, дача, заготовки не оставили в моей памяти цельного образа своего внешнего вида.

На радиозаводе, где работала, требовалась вакуумная гигиена, волосы убирались под платок, краситься было нельзя, а я работала мастером-технологом, то есть должна была подать пример дисциплины рабочим. Мешковатый халат грязно-голубого цвета стирал женские признаки и обезличивал. Перестройка. Нет никакого оправдания искалеченным судьбам людей, потерявших внезапно уверенность в завтрашнем дне и опустившихся вдруг на самое дно. Кому суждено сгореть, тот не утонет, а тонула я в буквальном смысле три раза.

Первый раз - в два года, и это событие осталось в моей памяти. При советской власти крестить детей запрещали, поэтому повезли крестить меня в город Новозыбков к тетке, она и стала моей крестной. Её дом находился на берегу озера, а прямо во дворе, близ крылечка, - мостки в воду. Мама с крестной разговорились, предоставив мне свободу. Девочка я была упитанная и ходила в два года ещё плохо. Добравшись до мостков, упала в воду головой вниз. Помню чувство страха, когда глаза открыты, и крик не может вырваться наружу. Больше из этой истории я ничего не помню.

Image0255.JPG

Второй раз я тонула в двадцать лет на Кавказе. Плавать я умела по принципу физико-химических соотношений человеческого тела и воды, то есть по закону Архимеда, но меня успокоил опытный инструктор и научил, как можно плыть по горной реке. Ложишься на воду, и течение тебя несет само, а инструктор ловил внизу по реке в метрах 50-70. Освоив способ плавания по горным рекам, я решила похвастаться своим умением товарищам, но неправильно выбрала место сплава, попала в водоворот. Ребята рассказывали потом, как сначала смеялись, с удивлением глядя, как вода несет шапку волос, но потом всем было не до смеха. Меня ловили и поймали вчетвером, и аквапарки я теперь всегда обхожу стороной.

Image0256.JPG

Третий раз я тонула в бассейне «Дормаш». Перебарывая чувство страха перед глубиной, плавала я по крайней дорожке с передышками у бортика. Но однажды всех попросили освободить эту дорожку для детей. Уверенная в себе, я поплыла по третьей дорожке и доплыла до середины, как неожиданно через меня на спине с одной широкой ластой на скорости прошёл спортсмен. Едва отдышавшись, вынырнув, я вновь погрузилась в воду, так как очередной спортсмен пошёл на меня на таран. Ухватившись за поплавки, я с ужасом обнаружила, что стрела прогиба поплавков не соответствует длине моих рук. Зависнув на середине бассейна, мне вдруг стало смешно, как люди будут говорить потом, что вот утонула в бассейне. Надежда появилась, когда ко мне подплыл мужчина, я поверила в его добрые намерения спасти меня, но подплыв ближе, он лишь сказал, что мне кричат и требуют освободить дорожку. Я попыталась ему объяснить, что я бы и рада, но не могу. Обидней всего, что я была тогда молода и красива, но рыцари вымерли. Дрожащими руками, перебирая поплавки, я переползла к концу дорожки, но с тех пор отношение к мужчинам у меня изменилось.

Image0258.JPG

В скверике Карла Маркса мне как-то весной преградила дорогу старая цыганка, хриплым голосом сказав: «Полковница, давай погадаю». Я опешила, и ответила, что она ошиблась, я капитанша! (Дескать, что она может предсказать, если так ошибается.) Выдержав паузу и мой молчаливый взгляд, цыганка ушла. Пересказывая этот случай, уже как анекдот, родственникам, неожиданно для себя получила ехидным голосом от золовки риторический вопрос: «Кто виноват?» Значит, очевидно, я не смогла создать условия мужу, а он не смог дослужиться до звания полковника. Я, конечно, понимаю, чтобы стать генеральшей нужно было выходить замуж за лейтенанта, а я глупая вышла за сержанта. Прошли годы, умер мой капитан. Цыганки уже не предлагают гадания, а говорят больше за жизнь, проблемы и здоровье, ведь они тоже люди, христиане и ничто человеческое им не чуждо, и внутри у них те же органы – сердце, почки, легкие, да и все мы ходим под Богом и смертны.

Может Господь, услышав мои молитвы и раскаяние, простит меня, а Ангел-хранитель, оберегающий меня всю жизнь, и в дальнейшем не оставит меня? А остывающую душу теплыми словами согреет не обязательно «настоящий» полковник, а просто хороший и добрый человек, без корыстных мыслей. Сбудутся слова старой цыганки. Мы всегда верим и надеемся на лучшее.
Количество просмотров: 505
Комментарии
0
Добавить комментарий
CAPTCHA