Светлана Шарова. Говорят под Новый год, что не пожелается…

Светлана Шарова. Говорят под Новый год, что не пожелается…

Новый год любят все: взрослые и дети. Кажется, что в этом празднике особенного? Всего лишь сменилась дата, а вот, надо же, все ждут его прихода с нетерпением. Я, домоседка по характеру, не тусовщица, как сейчас говорят, но гостей принимать люблю, а когда это уместно, если не на Новый год? Первые шаги гостеприимства я начала делать совсем молодой, старательно подражая знакомым и родственникам. Как же давно это было?

Благополучные семидесятые годы, кто бы спорил? Но, накрыть приличный стол, согласитесь, тогда было непросто. Традиционный набор продуктов для праздничного стола не покупался, а доставался. Политическая и экономическая картина тех лет в стране укладывалась в коротенький анекдот: «Говорите, Индия, страна контрастов? Нет, страна контрастов - СССР, смотрите сами: нигде ничего нет - а все всё имеют. Всё имеют, а недовольны. Недовольны - а голосуют «за» «. Так и жили тогда, в таких условиях родилась и наша молодая семья.

Этот год был вторым в нашей совместной жизни. Нам бы и вдвоем было неплохо, но решили пригласить родителей мужа и их родственников, теперь и наших - отношения нужно поддерживать. Я ещё не сильна была в кулинарном искусстве, но зато имела книгу о вкусной и здоровой пище, тоже дефицит тех лет. Опираясь на книжное мастерство, я собиралась, если не потрясти гостей кулинарными изысками, то накрыть вполне сносный стол.

Шампанское стоило пять рублей - удалось купить две бутылки. Шпроты и московская копченая колбаса тоже были закуплены по случаю, за мандаринами отстояла очередь на улице. Фирменные конфеты «Петушок-золотой гребешок» местной кондитерской фабрики, распространяющей окрест божественный запах, были всегда на прилавках. Продумала меню: оливье, а как же без него, это наше традиционное блюдо, давно пора дать ему русское название. Курица на молочной бутылке, запеченная в духовке, шпроты, сыр и прочие разносолы. Но коронным блюдом новогоднего стола должен стать торт «Пьяная вишня». Я рисковала, впервые создавала десерт по рецепту подружки - однокурсницы. Торты тогда готовились в домашних условиях, повышая статус хозяйки, магазинные не шли ни в какое сравнение с ними.

Готовила за день до подачи на стол, помогал мне в этом домашний телефон, благо и зло одновременно. Почему зло? Звонили в дверь лишенные этого комфорта соседи, в любое время суток, отказывать и выражать недовольство было непринято. Так вот, моя терпеливая подруга стоически выдержала террор телефонными звонками, невозмутимо поясняя последовательность приготовления и комментируя мои отчёты о проделанном.

Наш маленький холодильник марки «Смоленск» натужно гудел, сотрясаясь при отключении, старательно выхолаживая приготовленные блюда. Шампанскому место в нем не нашлось, но зима набросала в угол балкона снежный холмик и мне пришла в голову чудесная мысль поместить там игристое.

За стол сели задолго до полуночи, Дора Аркадьевна, свекровь моя, не любила поздних застолий. Она была сторонницей здорового образа жизни, и её устраивало раннее начало праздничного ужина. Меня это тоже вполне устраивало, я - птица утренняя, а символы для оправдания можно выбрать любые. Проводы старого года, чем не повод для начала пиршества. Мой молодой муженек шустро рванул на балкон за охлажденным шампанским, но безрадостным было его возвращение — в руках он держал две треснувшие бутылки. Содержимое их не бурлило и не пенилось, оно было, согласно законам физики, в твердом состоянии - на улице стоял мороз. Петр Антонович, свекор, ухмыльнулся - он был любителем более крепких напитков, Дора Аркадьевна всплеснула ухоженными ручками: плохая примета для Нового года.

Её незамужняя дочь, моя золовка, Зина, сочувственно посмотрела на меня. Главной виновницей несостоявшегося пенного торжества была, конечно, я. Время пребывания шампанского в снегу превысило допустимые нормы, я просто о нем забыла. Муж мой, Григорий, меня позже вышучивал: « …географию в ВУЗе учишь, должна знать, что жидкость при замерзании расширяется. Вспомнила бы, почему экспедиция норвежского полярника Руаля Амундсена антарктическим летом отказалась покорять полюс, вернулась на станцию?» «Рано отправились, в сентябре, ещё зима стояла, обморозились и выбились из сил» - авторитетно заметила я. «Ага,- ответил всезнающий Гриша - водка у них замерзла, а без неё – никуда. Наша зима теплее антарктического лета, но уж пять-шесть спиртовых градусов превратить в лед способна».

Слезы от огорчения и неловкости были уже близки, Григорий чесал в затылке, обдумывая ситуацию, когда, вдруг, двоюродный брат Гришки, племянник Доры Аркадьевны, Саша, вскочил, набросил пальто и шапку и со словами: « Не волнуйтесь, будет вам шампанское, я скоро» - выскочил за дверь. В черно-белом телевизоре стучала стройными ножками несравненная Эдита Пьеха, Иосиф Кобзон и Майя Кристалинская грустили об ушедшей юности, Аркадий Райкин доставал «дифсит через завсклад и директор магазин». Внезапно погас свет, окна в доме напротив кое-где тускло светились, зажгла свечку и я, поставив в стопочку у елки.

Нашу зелёную красавицу мы украшали стеклянными игрушками на железных прищепках. А ещё, серебристой мишурой, ватой, имитирующей новогодний снег и румяным дедом Морозом со Снегурочкой из папье-маше. Дора Аркадьевна, обеспокоенная долгим отсутствием племянника, резко встала, задев подолом кримпленового платья свечку. По «елочному снегу» бодро побежало небольшое пламя, грозя перерасти в большой пожар. Размышлять было некогда, Гриша был отправлен навстречу Саше, Петр Антонович отлучился по нужде — зашумела вода в бачке. Я, недолго думая, сорвала с дивана шерстяной плед и накрыла им елку.

Запахло паленой шерстью, звякнули игрушки, но зато пожар был ликвидирован в самом зародыше. Наконец, вспыхнул свет, лежа на боку, с разбросанными игрушками, новогодняя красавица представляла собой жалкое зрелище. А вот и долгожданный Саша с шампанским в руках. Но теперь нет Гриши. Бегу вниз, вижу, топчется у подъезда, как же они разминулись с братом? Но, слава Богу, все собрались.

Наконец, уселись опять, открыли шампанское, добытое Сашей в ближайшем гастрономе, там работала его одноклассница, Светка, споро устранявшая проблемы дефицита нужным людям. Причина же его задержки была банальна - в темноте он толкнулся в квартиру этажом выше. Незапертая дверь открылась, Саша ввалился с бутылками, а из темных недр жилья выходит благообразная старушка со свечкой в руке. Поняв свою оплошность, извиняясь, Саша стал пятиться к двери. Старушка не отставала, продолжая выяснять, чей он жених, Ирочкин или Ниночкин, это её внучки, девочки сейчас выйдут, куда же Вы? Саша пытался войти ещё в несколько квартир, пока не нашел нужную. Посмеялись, Саша был завидный жених, студент, красавец. С нами он не задержался, помчался к своим друзьям.

Мастер витиеватых тостов, Петр Антонович, высказывал одно пожелание за другим, но, наконец, пришло время моей «Вишни». Кошу глазом на Дору Аркадьевну, её мнение самое авторитетное - ест с удовольствием. Зина, аккуратно отделив ложечкой кремово-вишневую начинку, пожевала, но, вдруг замерла, лицо её напряглось. Ох, всполошилась я, неужели не нравится? Или опять какой конфуз для меня вышел? Вышел, а как же без него в этот вечер? В Зинином куске оказалась вишневая косточка, которая была деликатно извлечена и положена на блюдце. Мне бы промолчать, Зина спокойно восприняла мою оплошность, окружающие ничего и не заметили. Но я принялась извиняться за невнимательность, на что, Петр Аркадьевич, махнув рукой, съязвил: «Это ей судьба знак подает, к переменам в новом году», намекая на затянувшееся девичество. Зине шел двадцать шестой год. Замечу, что ещё одна косточка в торте оказалась моей, конечно, этот факт я уже скрыла, сколько можно принимать на себя удары?
Не знаю, выдержала ли я испытание столь оригинально организованной встречей праздника, но в наступившем году во мне зародилась новая жизнь.

Зина вышла замуж. Вот вам и вишневые косточки, как счастливые знаки судьбы. Плохая примета, объявленная Дорой Аркадьевной, к счастью, не сработала, просто шампанское лучше не выставлять на мороз.
Количество просмотров: 654
Комментарии
0
Добавить комментарий
CAPTCHA