Исландия. Юг-2

Исландия. Юг-2

Генеральный директор ООО «Офисные перегородки», владелец салона мебели для офиса «Бюрократ», Николай ЛУКАНОВСКИЙ самостоятельно путешествует по странам и континентам, фотографирует, пишет путевые заметки. Сегодня мы публикуем продолжение его рассказа о поездке в Исландию.

1 крупно.JPG
В июльском номере журнала я рассказал о начале нашего с женой автопутешествия по «ледяной стране».
За два дня мы побывали на краю громадного кратера потухшего вулкана, в котором со временем образовалось красивое озеро с чистейшей водой.
Посетили долину гейзеров, где наблюдали за их извержениями — эффектными выбросами столбов кипящей воды и пара на десятки метров ввысь.

Увидели дюжину водопадов, каждый из которых совершенно не похож на своих «собратьев». Их водные потоки падают с разных высот, они отличаются массой низвергаемой вниз воды. За гулом и ревом одних не слышно собственного голоса, другие мелодично журчат тоненькими ручейками.

Не существует шкалы оценки, по которой можно было бы сравнить их красоту — все великолепны! А сквозь один из водопадов — Сельяландсфосс — нам даже удалось прогуляться!

В самой южной точке страны-острова мы впервые увидели пляжи с черным песком, и… на этом мой лимит места на страницах журнала закончился. Мне не удалось в одном номере рассказать про весь юг Исландии!
Что ж, продолжим?

Каменные карандаши…

2.JPG
Утром третьего дня мы вернулись на черные пляжи атлантического побережья. Теперь нашей целью было местечко Рейнисдрангар (переводится как «Столбы в Рейнисе»). Не только угольный цвет песка влечет сюда тысячи туристов. Скалы вдоль берега здесь «сложены» из множества шестигранных каменных колонн.
Такие базальтовые столбы я уже видел раньше, в Армении, на Гарнийском плато, армяне называют это место «Симфония камней», потому что своим видом каменные «трубы» напоминают музыкальный инструмент — орган.

Природа создает эти уникальные архитектурные произведения в определенных условиях: при извержении вулкана базальтовая лава «должна» выливаться из жерла слой за слоем. Когда нижние уровни начинают остывать, в магме образуются трещины, в это время верхние раскаленные слои своей огромной массой сжимают ее, как под прессом. Так образуются каменные «карандаши» правильной геометрической формы толщиной от нескольких сантиметров до метра, имеющие от четырех до восьми граней.
Базальтовые колонны Рейнисдрангара отличаются необычайно большими размерами в поперечнике, а особого колорита им добавляет цвет – такой же черный или темно-серый, как песок и галька вокруг.

Впечатляет грот, который воды Атлантического океана вымыли в этой базальтовой скале – его огромный свод тоже состоит из каменных шестигранников! В грот, конечно, хочется войти, постоять, запрокинув голову, рассмотреть поближе каменные соты свода. Но любопытство будет удовлетворено очень быстро – через пару минут чувство полнейшей незащищенности, которое испытаешь, находясь под сотнями тонн камней, нависших над тобой, незаметно вытолкнет тебя наружу, под открытое небо.

…и окаменевшие тролли

3.JPG
Теперь обратим свой взор к океану. Еще одно произведение скульптора-природы заставляет приезжать сюда гостей Исландии со всего мира.
Несколько узких черных скал торчат прямо из прибрежных вод, возвышаясь над поверхностью океана на 66 метров и прокалывая своими остриями небо. По-английски их называют «пальцами», а местная легенда гласит, что в былые времена зловредные тролли прибыли к этому берегу на корабле, чтобы украсть фермерских овец, да так увлеклись сим промыслом, что прозевали восход солнца. Под первыми солнечными лучами ночные разбойники и их трехмачтовый корабль превратились в камни — в наказание за свои преступные деяния и… на радость многочисленным туристам.

Из низких свинцовых туч все это время накрапывал холодный дождик, он усилился. Черные скалы-иглы намокли и стали блестеть, как уголь-антрацит, по гладким граням базальтовых колонн будто потекли слезы, а круглая черная галька на пляже превратилась в россыпь спелых слив. Не просто расстаться с таким сказочным местом! Но и промокнуть до нитки не хочется! Нужно идти к машине и двигаться дальше – продолжать изучать юг Исландии.


На ковре из зеленого мха


Лавовые поля бывают разные. Забегая вперед, скажу, что на севере страны мы увидим бескрайние равнины, плотно усыпанные валунами черной пористой вулканической пемзы. В другом месте такая же плоская поверхность земли завалена на многие километры обломками черных скал разной величины  – размерами от футбольного мяча до небольшого автомобиля. Растительности почти никакой. Впечатляет, что лава не громоздится холмами или горами, а именно разбросана по всей поверхности равнины! Будто какой-то циклоп-великан забавлялся тут веками, засеивая поля обломками камней и пемзы.

На юге климат мягче, зелени больше, и лавовые поля выглядят иначе: здесь россыпи пемзы покрыты плотным слоем мха и напоминают бесконечный пушистый зеленый ковер. Только поверхность у этого необычного, сотканного природой, ковра не очень «качественная» — вся бугристая, не ровная.
Ходить по «ковру» категорически запрещено!

Провалиться сквозь мох в невидимую под ним расщелину между камней и переломать себе ноги — почти гарантированные последствия такого похода! Но это, во-вторых.
А во-первых, исландцы заботятся о сохранении своей экзотической природы и строго регламентируют, что можно, что нельзя. Правда, охранников или смотрителей, контролирующих соблюдение этих правил, мы не встретили ни разу (беспардонных туристов же, заступающих за ограждения, напротив, видели множество), но таблички с проникновенными надписями на исландском и английском — повсюду! Текст выглядит примерно так: «этот мох рос тут тысячу лет, если вы пройдете по нему и повредите его, понадобится еще тысяча лет для его восстановления! Не наступайте, пожалуйста!». Для тех, кто английскому не обучен, установлены предупреждающе-запрещающие знаки: перечеркнутая фигурка пешехода — «не ходить», перечеркнутая фигурка человечка с ружьем — «охота запрещена», перечеркнутая фигурка писающего человечка… Ну, и так далее.

4.JPG

5.JPG
Однако, вернусь к рассказу о лавовых полях. Мы несколько десятков километров ехали вдоль такого. Под дождем. Проволочное ограждение не позволяло остановиться и подойти поближе. А когда из-за изгиба трассы показалась маленькая парковка со смотровой площадкой, я ее проскочил: резко тормозить на мокрой однополосной дороге да еще с идущей на хвосте другой машиной было неразумно!

Ладно, будет же следующая парковка, поеду чуть медленнее. Пять километров, десять… Зеленый ковер по обеим сторонам, и… непрерывное проволочное ограждение. Только через шестнадцать километров дорога привела нас в небольшой поселок с автозаправкой. Остановились, залили полный бак бензина, выпили кофе (бесплатный, прилагается к выданной нам в фирме по аренде автомобилей заправочной карте). Обсудили ситуацию…

И поехали обратно — к единственной смотровой площадке. Мы, вообще-то, первый раз в Исландии, не все тут пока знаем, а вдруг лавовых полей больше не встретим? А пропустить такое, не рассмотреть вблизи, не потрогать и, может быть, не увидеть больше никогда – непозволительное разгильдяйство!
Вернулись на 16 километров назад. И оно того стоило! Удивительное, ни с чем не сравнимое зрелище!
По огороженной тропинке мы поднялись на деревянный помост, от которого до всех горизонтов, насколько видит глаз, раскинулось это зеленое бугристое пушистое и… безжизненное поле.

Минут тридцать пробыли мы на этом помосте, не обращая внимания на дождь. А на обратном пути к машине увидели еще одну тропу, ведущую прямо вглубь зарослей мха! И проложили ее не туристы — она тоже была огорожена. Какой-то неведомый злодей и враг исландской природы прямо-таки приглашал нас пройтись по тысячелетнему мху!
Свернули. Ну, надо сказать, от мха на тропе ничего уже не осталось, вытоптано зеленое покрытие сотнями ног подчистую, до самых камней! А вот присесть на корточки и сфотографироваться в обнимку с «плюшевым» зеленым камушком, живущим по соседству с тропой, здесь можно.
Вышли к парковке. В конце тропинки табличка стоит с надписью, которая все объяснила: мол, посмотрите сами, что после вас, туристов, остается, если вас до нетронутой природы допустить!

Умышленно пожертвовали, стало быть, исландцы кусочком лавового поля в демонстрационных целях. Добрались мы до своего отеля под вечер. Одноэтажное длинное строение с десятком жилых номеров внутри, обеденным залом и кухней. Недалеко фермерский дом с подсобными постройками, парой тракторов и непременным большеколесным джипом во дворе. И все. Весь, так сказать, населенный пункт. Вроде, ничего особенного, обычный придорожный отель.

7.JPG

6..JPG
Но стоит пройти пятнадцать шагов до края парковки — и видишь спуск к берегу голубого залива, за которым садится солнце, и намечается красивейший его закат. Внизу у воды гогочут дикие гуси, разные другие птички подают голоса, порхают, занимаются своими ежедневными делами. А эта впечатляющая гора с той стороны отеля! А ледник на горизонте!
Дождь, сопровождавший нас весь этот день, к счастью, прекратился. Разве ж тут до «отдыха с дороги»? Какие виды вокруг! Фотоаппарат на шею и вперед — исследовать окрестности!


Добавьте льда, пожалуйста!


Всего 85 лет назад на южной оконечности самого большого ледника Исландии Ватнайекюдль («Ледник, дающий воду») образовалось небольшое озеро — лужица от подтаявшего края ледяной глыбы. Лед все эти годы продолжал таять, разрушаться, от него откалывались громадные куски и падали в озерцо. Сегодня площадь Йекюльсаурлоун, «Лагуны ледяной реки», составляет 18 квадратных километров, а «съезжающие» регулярно в воду тяжелые и острые айсберги углубили ее дно почти до трехсот метров.

Утром мы приехали на берег лагуны — в одно из знаменитейших и красивейших мест Исландии. Неземное великолепие видов, открывшихся нашему взору, привело скорее к состоянию шока, чем к взрыву эмоций. Необыкновенно! Невероятно! В тот момент я подумал, что мой будущий рассказ о лагуне будет состоять из одних восклицательных знаков!
Прошло полчаса, и наше эмоциональное состояние пришло в равновесие, мы прониклись атмосферой места — умиротворением и спокойствием. Холодным дыханием вечности.
Здесь, на берегу лагуны, необыкновенная тишина: треск ломающегося льда слышен за несколько километров, щелчки затвора фотоаппарата звучат неприлично громко, мы невольно разговаривали между собой вполголоса.

Фотографии передают красоту лучше, чем слова, но кто ж мне позволит опубликовать сто фотографий. Поэтому попробую все-таки описать то, что увидел. И, пожалуй, точки в конце предложений будут более уместны.

8.JPG

9 крупно.JPG
Синяя водная гладь лагуны с запада окаймлена цепочкой невысоких гор, плавно переходящей на севере в белую громадину ледника. Восточный берег холмистый и голый, лес на склонах не растет. На южном краю есть узкий пролив, через который чистейшая талая ледниковая вода устремляется в океан.

И вот по этому синему зеркалу воды повсюду разбросаны айсберги. Они белые, как и положено льду, или синие, потому что в свежем сколе отражается небо, бирюзовые, потому что на сколе, сделанном под другим углом, отражаются глубины лагуны, или… черные — в эту льдину впитался пепел какого-то давнего вулканического извержения.
Медленно дрейфующим в сторону пролива ледяным глыбам десятки тысяч лет. Несколько недель назад они откололись от ледника, сегодня у тебя на глазах «стеклянные» громадины истекают своей бесцветной прозрачной «кровью», тают, а завтра или через несколько дней их останки унесет в океан, и тысячелетняя история каждого из этих айсбергов исчезнет вместе с ним. Это и печалит, и впечатляет!

Тюлень вынырнул между льдинами в сотне метров от берега – и, с запозданием, через несколько мгновений, донесся звук произведенного им всплеска воды.
Обычно крикливые чайки уселись рядком на острую хребтину проплывающего мимо айсберга… и молчат. Замерзли? Или не смеют нарушать эту идеальную тишину?
Белые селезни и серые самочки утки гаги, засунув голову под крыло, спят, дрейфуя целой стайкой вместе с голубыми кусками льда.
С легким посвистом крыльев пролетела над головой парочка (белых с черным, как и льдины) белощеких гусей.

Картины жизни сменяют одна другую. И только айсберги плывут по синей воде медленно и неумолимо навстречу своей гибели…


Бриллиантовый пляж


Мы идем вдоль пролива от лагуны Йекюльсаурлоун к океану. В этом узком перешейке айсберги собираются вместе, сталкиваются, устраивают заторы. От ударов и соприкосновений лед крошится с хрустальным звоном. Льдины помельче вырываются наконец из затора и бойко, весело устремляются в бурном потоке пресной воды на свободу — прямо в Атлантический океан.
Здесь их встречают неприветливые и мощные волны прибоя, бьют, ломают, уносят в пучину и растворяют в соленых водах. Или выбрасывают на прибрежные пляжи.
На черном песке под солнечными лучами у ледяных обломков бывших айсбергов остается совсем немного времени. Они проведут здесь последние часы, ярко сверкая на солнце своими гранями.

Завораживающее зрелище. И грустное. Кто-то когда-то очень точно назвал это место Бриллиантовым пляжем.
Сделана следующая сотня фотографий, но невозможно остановиться! Россыпь льдин-бриллиантов на черном бархате песка до самого горизонта! Сделаешь несколько шагов вперед, назад или в сторону — и получается уже совсем другое фото. А вот большая ледяная глыба лежит прямо на линии прибоя, она прозрачна, как стекло, сквозь нее видны синие волны — этот кадр нельзя упустить!

10.JPG
И обязательно нужно попробовать кусочек льда на вкус, когда еще доведется испить глоток пресной воды из тысячелетнего прошлого...
Мы покидаем пляж, переходим по мосту на другой берег пролива. Надо взглянуть на лагуну с этой стороны. Да! Картина иная! И не только потому, что ракурс изменился. Изменилось многое.

За то время, что мы провели на Бриллиантовом пляже, сместились айсберги, какой-то из них раскололся и уменьшился в размере, соседний перевернулся и засиял другими гранями и другим цветом, вдали появился новый «пришелец» с ледника. Сюда можно приезжать каждый день, и в каждый следующий приезд ты будешь видеть совершенно другую Ледяную лагуну. Но, несомненно, всегда великолепную!

Лодка с туристами плывет на фоне ледяных «многоэтажек». Какая же она маленькая! Какие же они громадные!
Когда мы выезжали на трассу, мимо проскочил микроавтобус с надписью на борту по-английски: «Счастье — это путешествие, а не пункт назначения». Как чертовски точно сказано!

В дорогу! Нас ждет еще одна ночевка на самом краю южного побережья Исландии — в уютном фермерском домике под своим «собственным» водопадом. А завтра отправимся в царство фьордов — глубоко врезающихся в сушу морских заливов, в места обитания северных оленей, в более холодные и ветреные широты. Наш путь лежит на восток.

Продолжение в следующем номере


Количество просмотров: 2706