В Греции – есть

В Греции – есть

Генеральный директор ООО «Офисные перегородки», владелец салона мебелидля офиса «Бюрократ», Николай ЛУКАНОВСКИЙ самостоятельно путешествует по странам и континентам, фотографирует, пишет путевые заметки. Сегодня мы публикуем его рассказ о поездке в Грецию.

Самое греческое из того, что есть в Греции, – это еда

«Разминку» за обеденным столом можно начать с саганаки – мягкого соленого сыра, обваленного в муке и пожаренного в масле при высокой температуре. Почти в любой таверне вам также сразу и по умолчанию подадут популярную греческую закуску дзадзики – густой йогурт с тертым огурцом, крепко сдобренный чесноком. Его можно намазать на хлеб, и с этим бутербродом в одной руке и бокалом рецины (местное вино, подается охлажденным) в другой коротать время в ожидании основного блюда.

Когда придет ваш час, и придет ваш официант с «горячим», например, мясным мезе – набором из приготовленных на гриле бараньих ребрышек, говяжьего стейка, кусочков курицы и каких-­то еще колбасок, вы невольно сделаете круглые глаза и произнесете: «Ого!». А потом поймете, что спасением вашим может стать только жена, которая, потерявшись в меню, на данный момент заказала себе лишь порцию хорьятики, греческого салата, по-­нашему...

Я похудел перед поездкой на шесть килограмм, просто так – для поднятия жизненного тонуса. И вот, на третий день отдыха и столования в Греции понял: «привезу» все 6 кг обратно! Что-­то надо делать: или сократить количество аппетитнейших блюд, или отказаться от вкуснейшего местного вина.

И то, и другое было бы жестоко. Решение в результате принял вполне соломоново: мясо заменил, по возможности, на рыбу и морепродукты, а вино… Вино в меню оставил. Ну как можно ощущать себя настоящим греком без этих тсантали и науссы, саватьяно и асиртико!

IMG_4998.JPG

Целебные воды Лутраки

Собственно, название города Лутраки, стоящего на минеральных источниках, с греческого так и переводится: лечебные ванны. Прямо в афинском аэропорту мы с женой (да, вот такой у нас неизменный состав «тургруппы»!) пересели на поезд и отправились в этот небольшой городок, расположенный на полуострове Перахора на берегу Коринфского залива.

Отдохнем от брянских трудов праведных, исцелимся на минеральных водах, насладимся едой, напитками и купанием в лагунах Ионического моря. Позже двинемся дальше, перемещаясь по греческим городам и островам. А потом уже, набравшись сил, реализуем обязательную программу туриста, прибывшего на земли древней Эллады, – посетим основные исторические достопримечательности в столице страны Афинах.

Пляжи Лутраки растянулись на три с половиной километра – от Коринфского канала слева до приморского парка справа. Напротив, за заливом, цепь горных вершин. Именно там солнце заканчивает свой дневной путь, предоставляя возможность любоваться закатом гостям и жителям города.

Пляжи галечные, вода чистейшая. У купающихся есть такая забава: заходишь в море по пояс, замираешь и ждешь, когда приплывут маленькие блестящие рыбки и начнут легонько покусывать за ноги. Понаблюдаешь за ними с блаженной улыбкой на лице, а как надоест, шевельнешься чуть – и разлетятся по сторонам, исчезнут через мгновение в морской воде серебристые рыбки-­стрелки!

Размерен и прост дневной график отдыхающего. Завтрак. С утра – морские и солнечные ванны. Перед обедом – неизменный стаканчик местной минеральной магниево-­натриевой водицы. Обед. Вторую половину дня можно провести в городской водолечебнице на процедурах бальнеотерапии. А можно совершить короткое путешествие к какой-­нибудь местной достопримечательности.

Вечернее развлечение – это прогулка по бесконечной набережной. По левую руку легонько плещутся спокойные воды Коринфского залива, по правую – кипит жизнь бурного людского водоворота. Много гуляющих, по доносящимся отрывкам разговоров на разных языках можно изучать карту мира. Прибрежные кафе и рестораны тянутся нескончаемой чередой, и вечером в них почти не бывает свободных мест.

А в приморском парке под вечер тихо. Ресторанов нет, людей немного. Здесь журчит водопад с минеральной водой, сохранилось (после катастрофического землетрясения 1928 года) несколько зданий стиля колониальной эпохи. Здесь, на лавочке, под кронами старых сосен и тисов в густом настое хвойных ароматов и морской прибой шумит по-­особому, и краски заката видятся более яркими и насыщенными.

1. Коринфский канал (вариант).JPG

Коринфский канал.

Копать, не перекопать

Коринфский канал поразил! Много видел я на своем веку грандиозных творений рук человеческих: пирамиды в египетской Гизе, Великую Китайскую стену, из современных – летящий над проливом Эресун мост, соединяющий Данию и Швецию, небоскреб-­рекордсмен Бурдж Халифа в Эмиратах. И каждый раз не перестаю удивляться: как такое возможно вообще построить? Неважно, голыми ли руками в древности или с применением современных механизмов.

Канал, соединяющий Коринфский залив Ионического и залив Сароникос Эгейского морей, не входит в семерку чудес света, но, стоя на мосту над обрывами высотой 75 метров (это до поверхности воды, а там плюс еще 8 метров глубины), все равно задаешь себе тот же вопрос: как мы, мелкие людишки, смогли прокопать в земле такую громадную «канаву»? Шесть километров длина канала, 25 метров – ширина. Работы по прокладке этой бесшлюзовой судоходной артерии были закончены в 1893 году.

Известно о других, предпринимаемых ранее, попытках прорыть Коринфский перешеек. В седьмом веке до нашей эры это пытался сделать тиран Периандр, да жрецы местные отсоветовали, мол, навлечешь на себя гнев богов. Однако опасения у служителей богов были самые что ни на есть приземленные: изменятся маршруты купеческих судов, и не видать им, жрецам, больше щедрых приношений и подарков.

В 307 году до н.э. задумал осуществить такой же проект македонский царь Полиоркет, даже инженеров из Египта пригласил. Однако те вычислили, что уровень Ионического моря выше уровня Эгейского (вот чудаки! как же у соседних морей может быть разный уровень) и, если прорыть канал, воды одного моря хлынут в другое, затопят близлежащие населенные острова.

Юлий Цезарь, император Нерон, а позже византийцы, венецианцы с поставленной задачей тоже не справились. И только вернувшие себе свободу от турецкого ига греки – истинные хозяева этих земель – осуществили-­таки давнюю задумку в конце девятнадцатого века!

Гера и озеро-­море

В шестнадцати километрах к северо-­западу от Лутраки в уютной лагуне спряталось необычное озеро – Вулиагмени. В античных источниках оно не упоминается, потому что образовалось сравнительно недавно… всего две тысячи лет назад. Обрушился свод большой подземной пещеры в результате подземного толчка или от эрозии грунта – и получилось озеро.

Минеральные воды поступают из подземных пещер, есть источники пресной воды, которые питают озеро, но необычность его в том, что оно узким проливом соединено с морем. Два раза в день в этом проливчике меняется направление течения воды: во время прилива соленая морская вода устремляется в озеро, во время отлива часть воды из озера «сливается» в море! Завораживающая картина. Говорят, кальмаров, заплывающих на ночлег в теплые воды Вулиагмени, в проливе можно ловить руками. Не знаю, не довелось. А вот тот факт, что вода в озере разная, со стороны моря соленая, ближе к противоположному берегу пресная, подтверждаем! Плавали и у одного берега, и у другого, пробовали на вкус.

И кальмаров (только уже в жареном виде), и осьминогов с креветками, и рыбок (правильно и душевно на гриле приготовленных) в прибрежной таверне поели. Понравилось нам на Вулиагмени, рекомендуем!

В нескольких сотнях метров от песчаных пляжей озера-­моря, на самой оконечности мыса Малагави, археологи нашли Герион – развалины комплекса зданий храма богини Геры, жены Зевса, покровительницы семейного очага, по верованиям древних греков. Раскопки ведутся и сейчас, а время строительства храма ученые датируют седьмым веком до н.э.

Кроме фундаментов обнаружены остатки огромного резервуара для пресной воды, который работал, по мнению археологов, еще несколько веков после разрушения храма, пополняя запасы воды заходящих в бухту кораблей.

И вот ведь какая интересная штука – время! Как я уже сказал, озеро образовалось две тысячи лет назад. Значит, две тысячи семьсот лет назад, по этому месту, по сухой каменной равнине, те греки, что строили храм, везли на повозках, несли пешком какие­-то стройматериалы, инструменты, приспособления. Значит, потом еще несколько столетий почитатели Геры ходили и ездили по этой равнине отправлять свои обряды в действующий храм. Теперь на месте святилища – мертвые камни, а на месте каменной равнины – живое, радующее глаз, ублажающее своими теплыми водами озеро…

35 этажей. Без лифта

С побережья Коринфского залива Ионического моря мы перебрались на берег залива Арголикос Эгейского моря, в древний город Нафплион. По преданию, основал его Навплий, сын бога Посейдона и земной девушки Амимоны, дочери царя Даная. Археологи, в свою очередь, считают доказанным факт, что город существует уже около десяти веков.

Отца превзошел талантами и славой сын Навплия – Паламед, именно ему древние греки приписывают изобретение алфавита, денег и даже самих цифр. Он начал счет времени, придумал первые воинские звания и… игру в кости. Как бы там ни было на самом деле, именем Паламеда назвали главенствующую над городом гору, а позже и построенную на ее вершине крепость. 999 ступеней ведут от подножия горы к воротам крепости. Будем их покорять! Чуть позже. А пока – немного истории.

Греческий писатель и географ 2-­го века Павсаний застал город и крепость покинутыми. К началу 13-­го века, когда крестоносцы захватили Константинополь, город был вполне обитаем и заселен и достался в качестве трофея французским рыцарям. Через сто восемьдесят лет французы продали Нафплион венецианцам. Те через сто пятьдесят лет сдали город туркам, а еще через сто пятьдесят отбили обратно. Прошло тридцать лет, и турки вновь захватили город-­крепость. Не знаю, все ли есть в Греции, как говорится в известной пословице, но очевидно, побывали и повоевали здесь, все кому не лень!

В 1821 году греческие повстанцы начали освободительную войну с захватчиками-­турками. Одним из первых крупных военных успехов греков стал как раз захват крепости Паламиди. Надежность стен вполне годилась для того, чтобы спрятать за ними новое правительство, и город стал временной столицей возрождающейся независимой Греции.

Посмотреть на раскинувшийся внизу город, на лазурные воды залива Арголикос, на другую сохранившуюся древнюю крепость – Бурдзи, стоящую на острове в заливе, можно и нужно с каменных стен Паламиди. Большинство туристов поднимаются по горному серпантину на экскурсионном автобусе или такси к верхним бастионам, там штурмуют пару десятков ступеней – и они на вершине.

6. Форт Бурдзи.JPG

Крепость Бурдзи.

4. Крепость Паламиди.JPG

Крепость Паламиди.

Но разве так покоряют крепости? Мы пойдем от набережной по крутым каменным лестницам пешком. В часы утренней прохлады мы преодолеем все 999 ступеней вверх, проведем в каменных бастионах и казематах несколько часов и тем же путем спустимся (уже под палящими лучами солнца!) вниз. Айфон покажет, что нами пройдена дистанция в пять километров и преодолено 70 этажей, то есть 35 в одну сторону. На наш взгляд, неплохой показатель! А если к чувству гордости за себя добавить вагон впечатлений и сотню фотографий с верхотуры, можно считать, что этот туристический день прожит не зря!

В Старом городе

Утром следующего дня – мы на пляже Арвантия. Он относительно небольшой, каменистый, заход в воду по крупной гальке. Море другое – Эгейское. А вода, как и в Лутраки, чистейшая, кристально прозрачная! Пляж притулился под скалами городского акрополя, слева над ним нависает отвесная стена горы Паламед с уже исследованной нами крепостью наверху. Все утро тень от горы делит пляж на солнечную и затененную части, которые по мере движения солнца изменяют соотношение своих размеров.

В конце концов солнечные лучи захватывают весь пляж, и наступают знойные полуденные часы. Пора возвращаться под защиту домов и церквей Старого города, в центре которого мы сейчас временно проживаем.

Ну что, пойдем поедим? На дневной перекус сгодится мусака – многослойная запеканка из баклажанов и мяса (или мясного фарша) с соусом бешамель под сырной корочкой. Мусаку готовят в духовке или печи и обязательно в глиняной посуде. Каждый повар в каждой таверне готовит ее по-­разному! Где-­то добавляют в запеканку картошку или грибы, где-­то помидоры. Мясо тоже используют разное – как говядину, так и баранину. Если заменить баклажаны на макароны, получится разновидность мусаки с итальянским уклоном – пастицио.

Считается, что мусака — главное горячее блюдо греческой национальной кухни, и по качеству ее приготовления вы можете определить уровень таверны. На основании собственного опыта, предупреждаю: блюдо сытное, порцию всегда подают большую, поэтому, когда определите уровень, вряд ли вы что-­то еще сможете съесть в этой таверне в этот раз!

После обеда можно посетить остров-­крепость Бурдзи (туда регулярно ходят от пристани экскурсионные кораблики). Крепость была построена в 1473 году венецианцами, служила за эти годы и собственно фортом, и роскошным отелем, и жилищем городских палачей. Последний из них покинул ее (и этот мир) в 1930 году…

Чтобы осмотреть и посетить все исторические здания главной площади Старого города Синтагмы и окрестностей – одного вечера не хватит. Первый Парламент Греции, церкви, кафедральный собор, мечети. А еще Музей четок, Археологический музей, городская картинная Галерея.

Бродя по древним переулкам Нафплиона, вы наткнетесь на кафе с итальянской вывеской «Антика Желатерия ди Рома», нет, никакой исторической ценности это кафе не имеет, но здесь, как уверяют знатоки, делают лучшее в Греции мороженое. Купили и мы – шесть разных шариков на двоих. Поели. Вкусно. Но за всю Грецию я вам не скажу…

(Продолжение в следующем номере)

 

Количество просмотров: 994
Комментарии
0
Добавить комментарий
CAPTCHA